June 12th, 2009

dark

Россия Бориса и Глеба

1244751580-clip-65kb
«Премьер заметил, что Борис и Глеб, конечно, святые, “но надо бороться за себя, за страну, а отдали без борьбы”.
“Это не может быть для нас примером - легли и ждали, когда их убьют”, - высказал свою точку зрения Путин».
Это слова нашего президента произнесенные недавно при посещении юбилейной выставки Ильи Глазунова. Да, действия князей вызывающе непонятны, вне расчета и здравого смысла, да потому что чистое воплощение евангельского идеала, на уровне невозможного и предельного. Неудивительно что Гб - шнику этого не понять, это вообще мало кому понятно, здесь другое показательно. Пока власть будет властью “окоянного Святополка”, она обречена на молчаливое отторжение со стороны народа Бориса и Глеба, на глубокое непонимание сущности народа. Это молчание в ответ, будет порождать во власти страх и нервические попытки лигитимизации, постоянное укрепление рычагов управления, формирование очередных идеологий и мобилизационых проектов. Но ответом всегда будет молчание. О понимании подвига Бориса и Глеба хорошо говорит В. Бибихин в своем лекционном курсе, две цитаты из которого приведу здесь.

“Преклонение перед их поступком в русской церкви и в народе означает: весь этот народ отшатывается от страшной власти, легко отталкивает ее от себя в чужие руки, не хочет идти на противление злу, не держится за силу, не думает, не заботится о своей телесной и о вечной душевной погибели берущих власть, и не потому что слаб и от трусости поддался насилию, а оттого что предпочел ослепнуть от черного блеска зла. Ему отвратительно вступать в прения с властью, если она такая. Он боится не силы рук, против которой одной как против медведя у него может быть нашлось бы мужество бороться, а гадости и злобы, прикосновение которых хуже чумы, прилипчивее заразы.”

“Законные наследники правителя Борис и Глеб, не боровшиеся за власть, власть никому не дарили, не вручали, не завещали. Власть у них не была отнята, вырвана, отвоевана, ведь нельзя отнять то, за что не держатся. И так само собой получается, что хотя многие хватали власть в России, жадные от вида того как она валяется на дороге, власть России остается все время по-настоящему одна: власть молодых Бориса и Глеба, никуда от них не ушедшая, им ни для какой корысти не нужная, им одним при­надлежащая по праву, по правде, по замыслу страны. Власть России в этом смысле никуда не девалась, не ослабла, не пошатнулась. Ее не надо рожать. Ей тысяча лет.”